7 ноября 2019 г.

Где находилась волость Местилово?

Свои занятия историей Новосильско-Одоевского княжества я отсчитываю примерно с начала 2004 г., когда приступил к написанию первой статьи о Белёвской битве 1437 г. К середине 2008 г. мной в первом приближении уже была написана монография, а потом она еще много дорабатывалась. Несмотря на такой срок, в рукописи остаются некоторые белые пятна. Одним из вопросов, к которому я обращался неоднократно, но который до недавнего времени не был решен ни мной, ни предшественниками, была локализация волости Местилово XV в.
В посольских книгах дипломатических сношений Москвы с Литвой сохранилось свидетельство о том, что некогда великий князь литовский Казимир IV «подавал» князю Ивану Юрьевичу Одоевскому, а после его смерти и его детям Михаилу и Федору Ивановичам «села Смоленского повету на имя Местилово, а Кцинь, а Хвостовичи» [СИРИО. Т. 35. С. 232]. Из них волость Кцин Казимир IV пожаловал в вотчину князю Федору Львовичу Воротынскому еще в период с 1448 по 1455 гг., а 28 марта 1455 г. подтвердил своей новой грамотой [LM. Kn. 3. P. 39]. Князь Иван Юрьевич мог получить перечисленные волости в период с 21 апреля 1459 г., когда заключил с Казимиром IV договор о своей службе Литве, – до своей смерти приблизительно в 1477–1480 гг. Таким образом, принадлежность этих и некоторых других волостей вскрывает вопрос имущественных взаимоотношений князей новосильского дома между собой на литовской службе. Причем возможность таких отношений была предусмотрена в литовско-новосильских договорах. В ходе войны 1487–1493 гг. волости Местилово, Кцинь и Хвастовичи в числе прочего были захвачены князем Дмитрием Федоровичем Воротынским, который в 1489 г. перешел от Литвы на московскую службу. Он еще удерживал эти волости к началу 1494 г. и называл их своей вотчиной [СИРИО. Т. 35. С. 136]. Причем на них мог претендовать и князь Федор Иванович Одоевский, который оставался на службе Литве. На московско-литовских переговорах о мире 1494 г. спор о них не был разрешен и дело оставлено для дальнейшего разбирательства. Далее они по факту были закреплены в составе Московского государства и после смерти князя Дмитрия Воротынского, в 1504 г. Иван III завещал их своему сыну князю Семену Ивановичу [ДДГ. №89. С. 355]. Такова судьба этих волостей до начала XVI в.
В дальнейшем волости Кцинь и Хвостовичи и их одноименные административные центры сохранили свои названия. В настоящее время Хвастовичский край является районом Калужской области, а село Кцынь находится на его границе и входит в состав Ульяновского района. Волость же Местилово уже в списках населенных пунктов XIX в., равно как и на поздних картах не значится.
Недавно ко мне обратился краевед М. И. Брулёв и стал настойчиво расспрашивать про волость Местилово. Ответить было нечего, кроме того, что мне и самому уже давно хочется ее найти. Он стал строить догадки, процитировал некий список сел. По внешним признакам список датировался XVII в., из опубликованных источников мне был незнаком, но Местилова в нем все равно не было. Ситуация побуждала меня только покачать головой, я стал отвечать, что не стоит заниматься гаданиями на кофейной гуще, что есть писцовые книги XVII в., к сожалению, по тому региону они не опубликованы, свободного доступа у меня к ним нет, но в них наверняка есть ответ, поскольку в них часто писалось новое и старое название населенных пунктов…
Буквально через несколько минут после своей тирады я стал задавать себе вопрос: почему же раньше я не объяснял сам себе того же самого? Ведь кроме писцовых книг есть еще акты XVII в., некоторые из них опубликованы и в них совершенно случайно могло оказаться Местилово… В первом же томе Актов Московского государства нашлось упоминание о Местиловских воротах в засечной черте, причем их локализация была не ясна [АМГ. Т. 1. С. 11]. Во втором томе нашлась отписка воевод Дубенской засеки об охоте неких людей в заповедном засечном лесу. В ходе расследования оказалось, что это люди Местиловской волости села Плохина с деревнями [АМГ. Т. 2. С. 85]. Так на удивление просто выяснилось, что село Плохино, видимо, было центром Местиловской волости. Поскольку дело касалось засечой черты, решил заглянуть в известную книгу А. И. Яковлева, которой раньше не очень-то интересовался, поскольку не занимался засеками и эпохой XVII в. По указателям к книге на «Плохино» и «Местиловская волость» обнаружились великолепные сюжеты [Яковлев. С. 246, 248, 261]. После стольких лет целая волость XV в. нашлась в течение получаса!
Затем я решил уточнить, что это за список населенных пунктов, который цитировал М. И. Брулёв? В списке упоминалось подозрительное «Плохино Маслихово тож». Оказалось, что это перечень из писцовой книги Дудинской волости Козельского уезда 1676/77 г., ему его помогла раздобыть из РГАДА генеалог М. В. Куликова. Тогда я с большой надеждой попросил сделать снимок этого листа, ведь при прочтении скорописи XVII в. легко ошибиться. И вуаля: «Плахино Местилово тож» [РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 196. Л. 2]. Состояние рукописи и качество снимка добавляют колорита.


Мои чувства оказались смешанными. Первые два тома Актов Московского государства были опубликованы еще в конце XIX в. С тех пор специалистов по исторической географии региона было немного, но все же среди них были видные ученые, которые писали статьи, книги, составляли карты… Впрочем, не стоит сваливать на других – сам-то я куда смотрел? С другой стороны, после обнаружения Местилова меня распирало от счастья, поэтому я не очень-то склонен посыпать голову пеплом. Ранее по соседству мной была выявлена обширная волость Гдырев – территория целого княжества XV в. Так что все не напрасно.
Тут же позвонил в Калугу Г. А. Массалитиной, которая могла разделить мой восторг, и попутно объяснила, что в местном произношении слова «Плохино» ударение ставится на последний слог, что, кстати, заметно и по неустойчивому написанию безударной -о-, -а- в первом слоге топонима.
Наконец, нужно сказать, что в 1929 г. село Плохино стало центром одноименного района, а в 1937 г. было переименовано в Ульяново и с тех пор является центром Ульяновского района Калужской области. Если посмотреть на современную карту, то Ульяново (Местилово), Кцынь и Хвастовичи расположены на одной дороге, которая и в старину с одной стороны соединяла направление на Козельск, а с другой – направления на Карачев и Брянск. Сами волости находились в лесной местности и были связаны с бортным промыслом. В данном регионе еще в XV в. «мед» был одним из главных предметов налогообложения, а также, видимо, важным средством товарно-денежного обмена.
P. S. Так неутомимый энтузиазм местных краеведов порой сдвигает с мертвой точки проблемы, которые не решались годами. Точно так же примерно в марте этого года я получил письмо от одного любителя истории А. Линкевича, который «отругал» меня и всех остальных за неверную локализацию центра волости Крайшино на устье реки Угры. Теперь он найден на реке Выссе, где ему и положено быть, о чем я уже писал ранее. Между тем, Г. А. Массалитина выявила Крайшинское городище на местности, о чем еще будет сообщено позже.

Р. А. Беспалов


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Незарегистрированным пользователям в "подписи комментария" необходимо выбирать опцию "Имя/Url", в поле "Имя" написать свои фамилию и имя; в поле "Url" можно написать свой e-mail или оставить его не заполненным. Комментарии отображаются только после их премодерации автором блога. Для связи с автором также можно писать на e-mail.